Друзья

10 280 подписчиков

Свежие комментарии

  • Starikan старенький
    спасибоДревняя великая С...
  • Юрий Ильинов
    Если Вам трудно, не читайте всё подряд. Прочтите что-нибудь одно, обдумайте, напишите комментарий по делу. Удачи!Древняя великая С...
  • Виктор Сологуб
    Движение - это жизнь, а жизнь - это движение!Математика - не с...

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Восточный ветер

 

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Карикатура Виталия Подвицкого


В первой половине 14-го века Европу охватила «чёрная смерть». Тонущая в предрассудках и невежестве «колыбель просвещения» быстро находила виновных. То ведьмы и колдуны горели синим пламенем, то чёрным кошкам досталось. Немало перепало и евреям. Когда в 1320-х годах в Анжу у одного из евреев якобы обнаружили письмо с доказательством заговора против христиан, от немецких земель до Гибралтара пронеслась чудовищная волна самосудов над евреями, затем мародёры растащили их имущество. В некоторых регионах власти вполне официально решили истребить евреев в качестве своеобразной профилактики против чумы.

Во время чумной эпидемии 1770-х годов, пришедшей в столицу нашей Родины из Северного Причерноморья во время Русско-турецкой войны, вспыхнул бунт. Московский архиепископ Амвросий, прекрасно осознавая опасность, запретил молебны у Боголюбской иконы Божией Матери, которая считалась целительной. Амвросий даже начал собирать пожертвования на лечение больных. Но обезумевшая толпа забила архиепископа до смерти.

Казалось бы, давно и неправда. Но, взирая на поведение человечества, сейчас ещё более смешно задаваться вопросом: какие выводы сделает человечество?
В общем-то, никаких, кроме чудовищного по масштабам тщеславия. Дивный новый мир конца истории Фукуямы наступил, а тут вдруг такой нежданный природный (природный ли?) подарок в виде коронавируса. И началось…

Пандемия дефицита совести в «новой Европе»


В Европе из-за истерии в СМИ началась самая настоящая охота за медицинскими масками. В Польше заблокировали партию из 23 тыс. медицинских масок, предназначенных для врачей региона Лацио в Италии. Пока бюрократические препоны старались снять, итальянцы обвинили поляков в разворовывании медицинского груза, который к тому же гуманитарным назвать сложно, т. к. был полностью оплачен Италией.

Чуть позже после печального чешского и польского опыта итальянские власти, импортируя медицинские маски, решили привезти их через порт Роттердама. Однако, когда груз прибыл в Роттердам и немецкий дистрибьютор выгрузил его для доставки в Италию, берлинские власти его реквизировали.

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Как известно, во французской Гвиане находится космодром Куру, который совместно эксплуатируется Европейским космическим агентством и французским Национальным центром космических исследований, со всей необходимой инфраструктурой. Так вот, из этой самой инфраструктуры, а точнее, со склада, неизвестные лица умудрились выкрасть 40 тысяч медицинских масок. Режимность объекта на процесс воровства никак не повлияла.

Не отстают от западных трендов и США. Так, если кто-либо сможет заказать из-за границы медицинские препараты или средства защиты, то, скорее всего, «колыбель» святости частной собственности и открытого свободного рынка изымет вашу покупку сразу по прибытии на территорию страны.

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Новые Санжары были только тренировкой

Но дальше всех пошли наши украинские соседи, для которых постыдный инцидент в стиле «сжечь ведьму» в Новых Санжарах был, видимо, просто тренировкой. Травля людей, попавших под подозрение в инфицировании, охота за медикаментами, драки в общественном транспорте – всего лишь фон для куда более диких вещей. Так, в Тернопольской области тело умершего от коронавируса 68-летнего мужчины врачи запаковали в мешки для мусора и выбросили на улицу. Подробности позже рассказала обомлевшая от творящегося ужаса дочь умершего Анна Полищук. По её словам, медики, вышвырнув бездыханного на улицу, закрыли двери больницы, и родственники без средств защиты вынуждены были нести мужчину в мешке до машины и даже тащить его по земле.

«Корона, корона!» — кричали дети и бросали камни


Но все дикости с Запада несколько рафинированные. Никаких «старых добрых» костров, уличных побоищ, по крайней мере, пока. А вот так называемые развивающиеся страны пошли несоизмеримо дальше. Мелкое воровство и спекуляции, конечно, входят в их «меню», но граждане этих стран не успели заплыть жирком благолепного бытия.

После того как на Индию обрушился коронавирус, индийцы развернули настоящую травлю туристов, в том числе и из России, которые оказались на территории страны. Туристы, эти «дойные коровы», вдруг превратились в объекты всеобщей ненависти. Туристов выбрасывают из гостиниц, местное население, увидев иностранцев, реагирует крайне агрессивно, а власти не спешат пресечь эти действия. А в некоторых регионах страны власти не только потворствуют этому, но издают официальные указания выгонять туристов из гостиниц.

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Наведение порядка в Индии

Участились случаи, когда с криком «корона, корона» граждане Индии плевались в сторону иностранцев или же вовсе бросали в них камни и палки. При этом страна полностью закрывается. Движение поездов, автобусов и даже такси приостановлено. Индийские штаты перекрывают внутренние границы. На улицах некоторых индийских городов полиция и добровольные «дружинники» наводят порядок, поэтому имели место случаи нападения стражей закона на «белых», которые пытались приобрести продукты или вырваться из закрытой страны.

Доходит до нелепых трагикомических ситуаций. Так, некоторые туристы, которые решили набраться в Индии древней утончённой мудрости, как это сейчас модно среди специфической общественности с проколотым носом и тату на половину тела, оказались заблокированы в ашрамах – обителях мыслителей и философов. Индийские мудрецы, рассудив не менее мудро, заявили своим «ученикам», что ежели они выйдут на улицу, то обратно их уже не впустят. А это означает, что, рискуя не добраться до аэропорта, «просвещённые» окажутся без жилья, т. к. отели практически все закрыты.

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Голодные приматы в Таиланде атакуют людей

В Таиланде, который служит туристической Меккой долгие годы, коронавирус тоже заставил власти ввести жёсткий карантин. Закрыты кафе, рестораны, многочисленные клубы, торговые центры и т.д. Но бесформенные стада инфантильных туристов, сладостно лелеющих собственный эгоизм, продолжают собираться вместе, чтобы в очередной раз устроить пир во время чумы на живописных пляжах. Местная полиция недолго думая решила разгонять такие сборища дубинками. Не слишком обрадованы и местные жители и, как это ни странно, приматы, которых туристы подкармливали. Сейчас макаки буквально атакуют прохожих, требуя кормёжки. Что в этом более дико – сказать трудно…

Когда же люди начали дичать?


Казалось бы, вспышка агрессивной неадекватности, вороватости и эгоистического предательства бывших «братьев по свободному миру» целиком и полностью лежит на панике из-за коронавируса, подпитанной СМИ. Но это лишь одна сторона медали, так сказать, слишком поверхностное суждение. Одна вспышка при всей её масштабности и подпитке прессой не могла привести к подобной индивидуализации как стран и отдельных областей, так и конкретных индивидов.

Создаётся стойкое впечатление, что в какой-то цивилизационный момент мы просто свернули куда-то не туда. С целью наращивания отчаянной гонки потребления товаров и услуг человечество смогли убедить в святости и неприкосновенности права вечного гедонизма и чревоугодия на самом высшем уровне. Килотонны и терабайты рекламы убеждали индивидов, что они достойны, и это непременно всё для них.

Общество в этой конструкции теряло всякий смысл и даже важность для индивида, занятого постоянным потреблением конечного продукта. Более того, индивиды, считая себя сильными и независимыми, начали это самое общество тихо, а порой и громко, ненавидеть и презирать. Особенно доставалось такой общественной формации, как государство, которое свободным индивидам было обязано до гробовой доски решительно всем.

У автора отсутствуют всяческие симпатии к алчным до наслаждений туристам, которые, несмотря на столь сложное время, ринулись за кордон, скупая дешёвые горящие туры. Особенно к тем туристам, что под видом познания культуры и «мудрости» других стран лишь теребят своё эго, следуя моде и обособляясь от куцего и непрогрессивного, по их мнению, общества. И дело даже не в отсутствии личной ответственности, а в эгоизме. Ведь они даже не задумывались об опасности, которую они могут представлять для общества по возвращении. Да и зачем это им. Ведь общество эти прогрессивные индивиды презирают.

И вот страны закрываются. И инфантильный вой людей, осознавших себя гражданами и частью общества так вовремя для себя, огласил информационное поле. Парадокс в том, что общество не может отвернуться от таких людей, т. к. это приведёт к его собственной девальвации. А вот сделать надлежащие выводы о порочности воспитания в людях такого паразитарного потребительского подхода к самой жизни не только можно, но было нужно ещё вчера. И всё это касается не только туристов, но и тех, кто только вчера на них зарабатывал, тех, кто сейчас спекулирует масками, тех, кто занимается информационными и политическими спекуляциями…

В этом свете никакого цивилизационного скачка со времён Средневековья не было. Осознание этого, правда, прикопано масштабными рекламными акциями, когда политики после очередного теракта брались за ручки и пели: «Мы – мир» или «Мы не боимся».

Куначество и дружба между боевыми противниками

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Кавказ, на первый взгляд, не мог стать родиной такой глубинной традиции с огромным социальным подтекстом, как куначество. Слишком много войн и противоречий носится над этими горами, на слишком разных языках разговаривают народы, чтобы стать почвой для произрастания традиции, которая ставила дружбу в один ряд с родством, если не выше. Но, возможно, несмотря на явный парадокс, именно поэтому на Кавказе и появилось куначество как тонкая, но прочная нить между разными аулами, сёлами и целыми народами. Если подняться над личным уровнем, то куначество становится межэтническим инструментом, который, правда, с грехом пополам, но порой работал. Сам обычай датировке не поддаётся. По меньшей мере, ему более пятисот лет.


Как становились кунаками?


Принято считать, что куначество — это своеобразная глубокая модернизация гостеприимства, но это суждение слишком упрощённое и не отражает всех контрастных реалий Кавказа. Конечно, кунаком мог стать гость, но жизнь сложнее. Кунаками становились после совместных странствий, ими становились люди, близкие по духу или по статусу. Порой даже выдающиеся воины из враждующих лагерей, узнав о молве, витающей о них в народе, на тайной встрече знакомились друг с другом и при условии возникновения симпатии становились кунаками. Простой человек с улицы в кунаки никогда бы не набивался, т. к. с этим званием приобретался целый круг ответственных обязанностей.

Стоит, конечно, упомянуть, что «кунак» в переводе с тюркского означает «гость». Но у вайнахских народов есть весьма созвучное понятие «къонах», обозначающее «достойный мужчина». А гость не всегда может быть достойным, посему куначество глубже обычая гостеприимства.

Когда двое мужчин решили стать кунаками, то, конечно, эта договорённость была устной. Однако само куначество скреплялось определённым обрядом, который у разных этнических групп имел некоторые собственные нюансы, но общая картина была схожей. Кунаки брали чашу молока, вина или пива, которое имело, к примеру, у осетин сакральное значение, и клялись перед Богом быть верными друзьями и братьями. Иногда в чашу бросали серебряную или золотую монету в знак того, что их братство никогда не покроется ржавчиной.

Обязанности и привилегии кунаков


Кунаки до конца жизни обязаны были защищать друг друга и поддерживать. И вот как раз в защите и раскрывается глубокий смысл куначества. Если простой гость находился под защитой хозяина только у него дома, то кунак мог рассчитывать на помощь друга в любое время дня и ночи и в любом краю, в который его забросит судьба. Именно поэтому, если на кунака кто-либо охотился, то зарезать его было удобнее на горной дороге, потому что, будь тот в доме друга, врагу пришлось бы брать весь дом штурмом. Отсюда, кстати, и одна из горских поговорок: «Друг на чужбине – надёжная крепость».

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Зажиточные горцы обязательно пристраивали к своим домам специальную комнату, так называемую кунацкую, где дорогого друга всегда ждала чистая сухая постель и горячий обед (завтрак, ужин) в любое время суток. У некоторых народов было принято специально во время ужина или обеда отдельно оставлять порцию на случай прихода кунака. Более того, если средства позволяли, для кунака на всякий случай держали комплект верхней одежды.

Конечно, кунаки обменивались подарками. Это было даже неким соревнованием, каждый старался преподнести более изысканный дар. Присутствие кунаков на всех торжествах семьи было обязательным, где бы они ни находились. Вхожи друг к другу были и семьи кунаков. Это подчёркивалось тем фактом, что в случае смерти одного из кунаков, в зависимости от обстоятельств, его друг был обязан взять семью умершего на попечение и под защиту. Порой куначество передавалось по наследству. В этот момент семьи кунаков практически сливались в одну семью.

Куначество как институт межэтнической связи


В вечно полыхающей на Кавказе войне и розни куначество было уникальным явлением межэтнической и даже торговой связи. Кунаки могли выступать своеобразными дипломатами, торговыми агентами и личной охраной. Ведь хороший ответственный кунак провожал друга не только до границ своего аула, но порой ввиду необходимости прямиком до следующего дружественного селения. А у зажиточных горцев было много кунаков. В тяжёлых условиях междоусобицы такие отношения представляли собой своеобразные пункты безопасности.

К примеру, почти до середины 19-го века, т.е. до официального окончания Кавказской войны, армянские купцы использовали во время дальних переходов через Кавказские горы с обозами своих товаров именно подобную кунацкую сеть. Кунаки встречали их ещё на подходе к аулу или селу и сопровождали до границ следующего дружественного селения. Пользовались такими связями и осетины, и вайнахи, и черкесы…

И, конечно, дорогих гостей из дальних краёв обязательно усаживали за богатый стол. А так как в те времена ни о каких клубах и прочих общественных заведениях никто и слыхом не слыхивал, то кунацкое застолье притягивало весь аул, чтобы узнать новости, поглядеть на товары, а быть может, самим завязать дружеские отношения.

Знаменитые русские кунаки


Куначество нашло глубокое отражение не только в фольклоре народов Кавказа, но и в классической русской литературе. К примеру, великий русский поэт Михаил Лермонтов, служивший на Кавказе, после кровавого боя у реки Валерик написал одноимённое стихотворение «Валерик»:

Галуб прервал мое мечтанье,
Ударив по плечу; он был
Кунак мой: я его спросил,
Как месту этому названье?
Он отвечал мне: Валерик,
А перевесть на ваш язык,
Так будет речка смерти: верно,
Дано старинными людьми.


Добро пожаловать в средневековье XXI века

Куначество нашло своё отражение и в романе Лермонтова «Герой нашего времени»:

Верст шесть от крепости жил один мирной князь… Раз приезжает сам старый князь звать нас на свадьбу: он отдавал старшую дочь замуж, а мы были с ним кунаки: так нельзя же, знаете, отказаться, хоть он и татарин.

Здесь нашли своё отражение и строгая обязательность соблюдения негласных законов куначества, и межнациональный характер этой традиции. Также стоит учесть, что писал об этом сам Лермонтов, который приходился кунаком многим горцам. Кстати, отчасти этим можно объяснить тот факт, что боевой офицер, ветеран Валерика периодически покидал лагерь, уходя в дальние аулы, и возвращался целым и невредимым.

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Лев Толстой во время службы на Кавказе

Другим не менее знаменитым кунаком был гениальный писатель Лев Николаевич Толстой, который попал на Кавказ в 1851-м году в чине юнкера 4-й батареи 20-й артиллерийской бригады. Через некоторое время, будучи на Тереке, молодой юнкер сдружился с чеченцем по имени Садо. Дружба была закреплена кунацкой клятвой. С тех пор Садо стал для молодого Льва незаменим. Он неоднократно спасал писателю жизнь, помогал в тяжёлой армейской службе, а однажды отыграл столь опрометчиво проигранные Толстым в карты деньги.

Куначество по разные стороны фронта


Несмотря на бушующую Кавказскую войну, кунацкие отношения быстро завязались между русскими и горцами. Даже на берегах Терека, где друг против друга через реку стояли казачьи станицы и аулы, кунаки, ловя момент затишья, ходили в гости. Эти негласные отношения начальством почти не пресекались, потому как были ещё одним каналом обмена информации и наведения дипломатических мостов. Горцы приходили в станицы, а русские в аулы.

Одним из самых трагических и потому примечательных образцов куначества была дружба сотника Андрея Леонтьевича Гречишкина и старшего князя темиргоевского племени Джембулата (Джамбулата). Андрей, выросший в семье линейного казака станицы Тифлисской (ныне Тбилисская), уже в молодом возрасте снискал уважение старших товарищей, его имя народная молва носила с пиететом. По другую сторону Кавказской кордонной линии гремела слава князя Джембулата, которого считали лучшим воином Северного Кавказа.

Когда до Джембулата дошли слухи о молодом и отважном сотнике Гречишкине, он решил познакомиться со своим врагом лично. Опять же через кунаков, лазутчиков и негласные каналы связи удалось устроить встречу в заболоченных и потаённых местах реки Кубань. Два мужественных человека после недолгого разговора, как говорится, прониклись. Вскоре они стали кунаками. Гречишкин и Джембулат тайно ездили друг к другу в гости, на христианские и мусульманские праздники обменивались подарками, оставаясь при этом неумолимыми врагами на поле боя. Друзья делились всем, кроме политики и службы. При этом и в стане темиргоевцев, и в казачьем войске все знали об этой дружбе, но никто не смел их упрекнуть.

Добро пожаловать в средневековье XXI века

Памятник сотнику Андрею Гречишкину

В 1829-м году по Кавказской линии полетели донесения, что крупный горский отряд готовит набег на казачьи станицы. Сведений о местонахождении было крайне мало. Поэтому 14 сентября подполковник Васмунд отдал приказ сотнику Гречишкину с полусотней казаков провести разведку по другую сторону Кубани. В тот же день полусотня выступила. Тогда никто не знал, что бравого сотника казаки видят последний раз.

В районе современного хутора Песчаный, что на берегу реки Зеленчук 2-й, отряд Гречишкина напоролся на шесть сотен всадников под темиргоевскими значками. Едва успев отослать одного казака с данными разведки, сотник с остальными оказался окружён и был вынужден принять самоубийственный бой. Но первая атака горцев захлебнулась. Поэтому Джембулат, ценивший отвагу, приказал узнать, кто старший у этого отряда. Каково было его изумление, когда он услышал родной голос кунака Андрея.

Джембулат сразу же предложил ему сдаться. Сотник посетовал, что пора бы кунаку знать, что потомственный линеец никогда на это не пойдёт. Князь согласно и несколько стыдливо кивнул. Вернувшись в свой стан, Джембулат начал убеждать своих старшин оставить казачий отряд в покое, т. к. наживы от них не будет, а воинской славы тут явно не снискать с такими-то силами. Но озлобленные горцы начали упрекать князя, что тот посмел поддаться своим чувствам.

В итоге первым в следующую атаку ринулся сам князь Джембулат. В первые же минуты штурма Джембулат получил крайне тяжёлое ранение, и его вынесли на руках с поля боя. Мстительные воины князя изрубили Гречишкина до неузнаваемости, но набег к тому времени уже был обречён. Ни воинской славы, ни наживы, как и предсказывал Джембулат, темиргоевцы в том сентябре так и не нашли. Словно грех нарушения благородной традиции проклял тот поход горцев.

Картина дня

))}
Loading...
наверх