Друзья

10 308 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    CHRONOGRAF ТАРСКИЙ БУНТ, 1722 ГОД Тарский бунт - одно из широких движений протеста представителей старой веры, явивше...Есть ли у нас сво...
  • Юрий Ильинов
    СЕГОДНЯ ДЕНЬ КОМСОМОЛА!СИЛЬНЫЕ ШАМАНСКИЕ...
  • Юрий Ильинов
    СЕГОДНЯ ДЕНЬ КОМСОМОЛА!Судьба запорожски...

«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински

Евгений Федоров

 

«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински

Смертельный заработок


Самое незавидное положение среди трудовых мигрантов с Украины складывается в Польше. Сама восточноевропейская держава относительно недавно избавилась от хронической безработицы, и поэтому поляки настороженно относятся к приезжим, повышающим конкуренцию за рабочие места. Интересно, что Польше удалось освободиться от лишней рабочей силы только после открытия границы Евросоюза – тогда молодежь широкой рекой хлынула в Великобританию и Ирландию. А когда оказалось, что даже собирать урожай некому, пришлось звать на помощь близлежащую и не самую обеспеченную Украину. В настоящее время на территории Польши находится единовременно не менее 2 млн. украинцев и, похоже, это только официальные данные. Фактически они замещают рабочие места тех, кто уехал в развитые страны Западной Европы на более высокие заработки. Статистика говорит, что на заработную плату менее 1000 евро в месяц коренное население Польши идет с небольшой охотой.


«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински


Поэтому эту нишу с разной степенью успешности занимают заробитчане с Украины, хотя их средний заработок все-таки не дотягивает до 1000 и составляет 600-650 евро. Кризис в отношениях с Россией серьезно усугубил ситуацию с работой на Украине – безработным пришлось искать свое место на Западе, соглашаться на гораздо более тяжелые условия.
Почему украинцы терпят это и не выезжают дальше на запад – в Германию, Францию и Великобританию? Там ведь гораздо более высокие зарплаты и лояльное отношение. Все дело в незнании даже английского языка, не говоря уже о немецком и французском, а также сложности с оформлением визы. Все это делает Польшу основным источником заработка для миллионов трудовых мигрантов с Украины, что вызывает раздражение среди местных. Прежде всего мало кто старается соблюдать хоть какие-нибудь условия трудового законодательства – часть украинцев трудится на нелегальной основе. Ужасающим стал случай с Василием Чорнеем, которого начальница в бессознательном состоянии вывезла умирать в лес. Тело несчастного нашли лесники вблизи города Вонгровца в Великопольском воеводстве. Чорней нелегально работал на небольшой фирме, занимающейся изготовлением гробов, и в один из жарких дней ему стало плохо. Вызвать скорую для работодательницы означало вскрыть наличие нелегалов на производстве, поэтому она просто распустила работников и увезла умирающего подальше. В итоге полячке-убийце грозит до пяти лет лишения свободы, впрочем, как и коллеге-гробовщику с Украины за сокрытие факта преступления и неоказание первой помощи. Конечно, такие вопиющие случаи, ведущие к смерти заробитчан, расследуются полицией, и виновные скорее всего понесут ответственность. Чего нельзя сказать про регулярные унижения и избиение украинцев в Польше – здесь сам факт потасовки станет для гастарбайтеров с востока причиной для депортации на родину.

«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински

Николай Саенко после 18-дневной комы, символ польско-украинского братства, и Юрий Чеботарёв со сломанным носом

Так, в начале октября Юрий Чеботарёв, работавший одновременно и актером в познаньском театре, и поваром в пиццерии, после разборок с хозяином забегаловки оказался со сломанным носом. Чеботарёв встал перед выбором: или пропустить театральную постановку, или лишиться работы в пиццерии. Он выбрал второе и после спектакля вернулся за расчетом. Для Юрия все это закончилось избиением со сломанным носом и вызовом полиции. Хозяин все-таки вернул заработанные украинцев деньги, но до сих пор неизвестно, понесет ли он какое-нибудь наказание. При этом, по словам Чеботарева, если на лице поляка оказалась бы хоть одна ссадина, актера и по совместительству повара выгнали бы из страны.

«Мы рады всем клиентами, однако недолюдям – нет»


В Польше сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, такой наплыв украинцев все больше раздражает часть населения, а с другой стороны, спрос на низкоквалифицированный труд гастарбайтеров все никак не снижается. Радикальная часть общества не выносит украинскую речь на улицах и готова с кулаками защищать страну от восточных «оккупантов». В этой связи показательна история Николая Саенко, который после стычки у ночного клуба «Черная лошадь» может остаться инвалидом. Он с братом Владиславом в конце августа решил весело провести время и, по словам свидетелей, первое время в клубе не привлекал особого внимания. До тех пор, пока он не перекинулся с братом парой слов на мове. Охранники жестоко избили обоих Саенко. В итоге 23-летний Николай сейчас в больнице с тяжелым отеком мозга, переломами и параличом половины тела. У поляков, в отличие от немцев, отсутствует комплекс вины на почве национализма, что становится чуть ли не смертельным приговором украинцам, попавшим под горячую руку. В ход идут даже бутылки с зажигательной смесью – ими закидали общежитие украинцев, занятых на стройке метров в Варшаве. К счастью, атака националистов обошлась без жертв.

Полиция Польши во многом провоцирует такое поведение радикалов – если стычки не закончились тяжелыми увечьями и смертью, заявления от заробитчан силовики стараются не принимать. Но даже и без физического насилия к украинцам относятся как к людям второго сорта, а порой даже как к рабам. К примеру, рабочий день Михаила Бабенко из Винницы на земле польской составляет не менее 10-12 часов – он разгружает продукты в магазине «Бедронка» шесть дней в неделю. Как рассказывает сам гастарбайтер, глаза от таких нагрузок сами закрываются, питаться приходится чем попало, а жить в маленькой комнате хостела с 12 такими же несчастными. В прошлом году прокуратуре Польши пришлось инициировать дело о законном лишении свободы нескольких десятков работников с Украины. Группа предприимчивых полячек свозила заробитчан в лагерь, забирала документы и вынуждала работать на стройке. Все это вкупе позволяет Польше получать колоссальные барыши от использования дешевой рабочей силы с Востока. Серьезную панику у руководства страны вызывают перспективы грядущей либерализации миграционной политики соседней Германии — скоро в Польше придется платить достойную зарплату и создавать человеческие условия труда не только для коренных, но и для гостей с Украины.

«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински

Типичные условия для нелегального работника с Украины. У официально устроенного бытовые условия ненамного лучше

Стать «успешной леди» на Украине становится все более проблематично, поэтому немалую часть в потоке трудовой миграции занимают женщины. В среднем это около 40% от всего потока миграции, но так было не всегда. До 2014 года именно женщины составляли большую часть выезжающих в Польшу заробитчан. Помимо унизительной работы в эскорт-агентствах Польши (до 40% всех жриц любви в стране с Украины и Болгарии), женщины среди прочего выбирают профессии посудомоек, уборщиц, воспитательниц и сиделок. Но и здесь не обходится без моральных унижений, хотя и относительно неплохо оплачиваемых. Так, 30-летняя Оксана Минченко из Ровно в интервью изданию «Аргументы и факты» поделилась впечатлениями от нелегальной работы сиделкой у польской старушки. Бабушка оказалась совсем не божьим одуванчиком:
«Пенсионерка злая, постоянно на меня кричала, оскорбляла… Один раз я подала ей воду, а она мне её в лицо выплеснула. Мою подругу хозяйка вообще ударила, назвала «украинской курвой». Терпим, а что делать… Мы же нелегалы – выгонят взашей».


В месяц нелегально трудоустроенная Оксана получала 650 евро. Откровенно ксенофобские заявления можно слышать в Польше не только из уст простых жителей, но в объявлениях типа «на работу требуется» в социальных сетях. Так, в Гдыне одна забегаловка нуждалась в шеф-поваре и среди требований к кандидату можно было встретить «украинцам или другим подобным просьба не обращаться». Здравомыслящая часть польской Гдыни в справедливом гневе призвала ресторатора к ответу, на что услышала:
«Мы рады всем клиентам, однако недолюдям – нет».


Опять же мы не будем уподобляться польским радикалам и не станем под одну гребенку грести весь народ польский. Большая часть населения страны, если верить официальной статистике, скорее дружелюбно относится к приезжим с Украины. Среди раздражающих факторов приводят слабое знание польского, что приводит к неудобству в торговых центрах и сфере услуг. Однако общий уровень отношения поляков к украинцам не идёт ни в какое сравнение с гостеприимством России. Пострадавшие после поджога общежития в Варшаве заробитчане откровенно признавались, что и у нас им было порой нелегко, но чтобы их закидывали коктейлями Молотова в столице…

Вообще, для едва живой экономики Украины гастарбайтеры являются неплохим источников капитала – до 14 млрд. евро ежегодно переводится жителям нашего западного соседа, что во многом позволяет поддерживать страну на плаву. А бегущим от безработицы на родине украинцам приходится в Польше пользоваться лайфхаком – разговаривать в публичных местах исключительно на русском языке.
...
...
...

Наполеон на проигранных сражениях информационной войны

«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински

Наполеон Бонапарт


«Секретное бюро» и англичане


В 1796 году Наполеон Бонапарт создал во Франции один из самых могущественных разведывательных органов — «Секретное бюро», поставив во главе талантливого командира кавалерийского полка Жана Ландре. Одним из условий успешной работы этого ведомства стало щедрое финансирование – некоторые агенты могли получать по нескольку тысяч франков за информацию. Шеф Ландре создал по всей Европе густую шпионскую сеть, разведанные от которой в ежедневном режиме стекались в Париж. При этом часть донесений была настолько неожиданной для Бонапарта, что он нередко грозился уволить руководство конторы за непроверенные данные. Однако раз за разом «Секретное бюро» не заставляло сомневаться в себе, что породило большое доверие со стороны правящего двора. Но через некоторое время, как это часто бывает в государстве, Наполеон перестал доверять своему шефу тайной полиции и даже в порыве гнева посадил его на 15 суток в карцер. Ландер не досидел до конца срока – его отпустил остывший Наполеон, но вскоре подал в отставку. Он до конца дней правления императора вынужден был жить под наблюдением и запретом занимать любые государственные посты. Надо сказать, что бывший шеф «Секретного бюро» еще легко отделался – мы знаем массу примеров из истории, когда слишком много знающие и строптивые руководители органов госбезопасности кончали плохо. Еще в 1799 году Наполеон, как мудрый политик, решил не сосредотачивать все полномочия «Секретного бюро» в одних руках и возложил часть сходных функций на министерство полиции и его шефа Жозефа Фуше. Отдельно стоит сказать, что этот самый Фуше вел себя крайне беспринципно – поддерживал Наполеона, при этом вел переговоры с роялистами, а когда монархию реставрировали, то охотно согласился в четвертый раз возглавить полицию Франции. Большим цинизмом отличался, наверное, только пресловутый шеф наполеоновских «черных кабинетов» Талейран, который умудрялся одно время служить верой и правдой одновременно родной Франции, России и Австрии.

«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински

Жозеф Фуше, шеф министерства полиции

Во французской армии в самом начале «нулевых» годов XIX века было, помимо военной разведки, создано особое разведывательное бюро, занятое на подготовке десанта в Англию. Планировали эту (так и не осуществленную) операцию в 1804 году и даже разыграли целый спектакль на побережье. Во-первых, император лично распорядился газетам не писать ничего о передвижении французских войск, «спрятанных» в булонском лагере. А во-вторых, Наполеон некоторое время отсиживался в Булоне, а перед самой операцией с шумом и фанфарами отбыл в Париж, где закатил несколько пиров. Насколько это было эффективно, так и осталось неизвестным, но вести себя так французов заставляла чрезвычайно высокая концентрация английских агентов на собственной территории. Британская разведка расплодила агентуру не только во Франции, но по всем оккупированным землям. Использовались как роялисты, оппозиционно настроенные против Наполеона, так и банальные предатели, работавшие за франки и золото. Исследователь истории криптографии доцент кафедры МИРЭА Дмитрий Ларин в одной из своих работ пишет, что британские шпионы трудились и в нейтральных странах – был, в частности, подкуплен шеф баварской почты, что позволило агентуре Англии читать всю французскую почту, проходящую через Мюнхен.

Серьезным минусом работы спецслужб Наполеона была некоторая халатность при шифровании информации. При этом нельзя сказать, что криптографию как-то недооценивали. Французская энциклопедия, изданная в первые годы правления Бонапарта, стала настоящей настольной книгой для шифровальщиков со всей Европы. А вот в самой Франции за все время наполеоновских войн так и не создали новых алгоритмов шифрования (а лишь усложняли старые), чего нельзя было допускать ни в коем случае. Достаточно было один раз «хакнуть» военный код французов тип «Большого шифра» или «Малого шифра», как вся конспирация шла прахом. Так и поступил британский офицер Джордж Сковелл, начальник шифровальной службы армии при герцоге Веллингтоне. Особенно его мастерство проявилось в Испании и Португалии, оккупированной французскими войсками. Сковелл сумел создать на территории этих государств разветвленную повстанческую сеть, занимающуюся перехватом сообщений французов. А ему оставалось с коллегами только расшифровать небрежные и простые коды наполеоновских криптографов. Они получили название petit chiffres и до 1811 года вообще не представляли сложностей для людей Сковелла. Код составлял всего 50 величин и расшифровывался буквально на коленке на прифронтовой линии. Если добавить к простоте еще и небрежность французов, то окажется, что приказы и донесения в войсках шли фактически открытым текстом. Позже, в 1811 году, в войсках Наполеона появился более защищенный код португальской армии, состоящий из 150 величин. И все бы для французов сложилось хорошо, но Сковелл взломал его за два дня. К безусловным находкам британского криптографа относится новый алгоритм использования британского шифра, который являлся вариацией книжного кода. Для того чтобы взломать этот код, требовалось знать, по какой именно книге необходимо расшифровать информацию.

Легендарные взломщики


Несмотря на то, что инициатива в деле криптоанализа в начале XIX века была далеко не за французами, несколько «светлых» моментов в их истории все-таки было. Так, в 1811 году был разработан на основе дипломатического кода XVIII столетия новый шифр, в котором насчитывалось аж 1400 кодировочных величин. Мало того, шифровальщикам наказывали специально засорять текст ничего не значащими цифрами, чтобы Сковеллу жизнь не казалась сладкой. И действительно, в течение года британский криптоаналитик не мог ничего с этим шифром сделать, а только пассивно собирал статистику. Но французы не были бы французами, если бы не допускали снисходительного отношения к противнику – они шифровали новым способом только самые важные и секретные части сообщений, остальное шло чуть ли не открытым текстом. В конце концов объем информации достиг порогового уровня и криптографы Англии стали понимать отдельные части шифрованной корреспонденции наполеоновской армии. Перелом случился в 1812 году, когда удалось перехватить письмо Жозефа, брата Наполеона и короля Испании, в котором была важная информация о готовящейся операции под Витториа. Британцы частично письмо прочитали, сделали выводы, победили в сражении и завладели копией шифра, что полностью его дискредитировало. Ранее информация, добытая спецами Сковелла, позволила одержать победы над французами при Опорто и Саламанке.

Наполеон на проигранных сражениях информационной войны

Джордж Сковелл

Если англичане были сильны в оперативной криптографической работе, то австрийцы вошли в историю как самые способные перлюстраторы в Европе. Венские «черные кабинеты» могли бы стать эталоном этого не самого чистого ремесла за счет высокого профессионализма сотрудников и прекрасной организации труда. Рабочий день чёрных перлюстраторов в Вене начинался в 7 утра, когда в контору привозили мешки, забитые корреспонденцией, предназначенной для посольств в Австрии. Далее сургуч растапливался, письма вынимались, самые важные копировались, при необходимости расшифровывались и аккуратно возвращались в исходные конверты. В среднем вся дневная корреспонденция обрабатывалась таким образом всего за 2,5 часа и уже к 9.30 отправлялась к ничего не подозревающим адресатам. Страдали от такого профессионализма не только французские, но и английские послы в Австрии. Так, Дэвид Кан в своей книге «Взломщики кодов» описывает курьезный случай, когда один высокопоставленный английский дипломат как-бы вскользь пожаловался канцеру, что получает вместо оригиналов переписанные копии писем. На что вышедший на мгновение из себя австриец бросил: «Как неловки эти люди!» Что это были за люди и чем они занимались, канцлер решил благоразумно не уточнять.

«Мы здесь хуже скота». Трудовая миграция по-украински

Наполеон в Кремле

Из описанного выше видно, что Франция времен Наполеона была несколько слабее своих оппонентов в искусстве криптографии и перлюстрации, что, безусловно, негативно сказалось на исходе многих противостояний. Не была исключением и России, в которой перед вторжением французов была создана эффективная служба шифрования, криптоанализа и перехвата важных депеш противника. Решающее значение имел и освободительный характер войны для русского народа. Так, оккупанты-французы крайне неудачно вербовали местных жителей из пленных в тщетной надежде на сбор ценной стратегической информации. Примером может служить история с московским купцом Петром Ждановым, который вместе с семьей попал в переплет в захваченном французами городе. Его пленили и, угрожая расстрелом жены с детьми, а также обещая каменный дом с кучей денег, отправили со спецзаданием в тыл русской армии, чтобы разведать дислокацию и численность войск. Купец, конечно, дал «согласие», но на пути нашел свою семью, спрятал её от французов, перешел линию фронта и отправился в ставку генерала Милорадовича. Тут он выдал все, что знал, познакомился с Кутузовым, получил от императора золотую медаль и внес неоценимый вклад в разгром армии французов. И это была лишь одна страничка провалов французов на полях информационной войны и превосходства противника в этой сфере.

Картина дня

наверх